Заголовок
Текст комментария*
Портал позитивных эмоций

Портал для блондинок

Мода и стиль
Красота и здоровье
Рецепты и домашний уют
Отдых и развлечения
Мужчина и женщина
Юмор и картинки
Семья и дети

Смотрите также:

Все новое на портале
Заглавная  / Женский форум портала "Как Я"

Женский форум портала "Как Я"

 
[info]lada-shik (lada-shik)
Проблема с локтями

Недавно заметила, что кожа на локтях начала темнеть. Никогда раньше такого не было. Не знаю, что делать даже. Может нужно как-то лечить? Помогите советом. Буду очень благодарна. 

[info]favoritka (favoritka)
Добро должно быть с кулаками.А красота?

Я всерьез. Все чаще приходит в голову мысль о том, что женщина, девушка, девочка должна уметь не только вкусно готовить, вышивать и петь под собственный аккомпанемент на рояле. Нужно уметь еще и защищаться от всяких там поклонников (мягко говоря). Все эти разговоры о женской слабости, в которой ее сила – пустое в наше время.

[info]vanino27 (vanino27)
ПОБАЛУЙТЕ СВОИ РУЧКИ И НОЖКИ!!!
Мастер ногтевого сервиса Наталья и мастер по СПА-уходу Анна, приглашают Вас на различные процедуры:
• маникюр;
• педикюр;
• массаж кистей рук и стоп;
• СПА процедуры;
• парафинотерапия;
• покрытие Shellac и многое другое.
В уютной гостеприимной обстановке, за чашечкой чая или кофе вы сможете забыть о повседневной суете.
Подробнее об услугах и ценах Вы сможете узнать по телефонам:
8–914-194–99–88 – Наталья
8–909-829–02–62 – Анна

[info]suhenko (suhenko)
Дистанционное обучение

Подскажите, могу ли я обучиться по специальности "Банковское дело " дистанционно? Будет ли равноценным диплом по сравнению с очным обучением? 

 

[info]suhenko (suhenko)
Дистанционное обучение

Подскажите, могу ли я обучиться по специальности "Банковское дело " дистанционно? Будет ли равноценным диплом по сравнению с очным обучением? 

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]ksushka (ksushka)
Модульные картины

Недавно закончили в гостиной ремонт, поменяли мебель, сейчас занимаемся украшением интерьера. Гостиную мы сделали в парижском стиле. Поэтому в кач-ве дополнения и украшения хочу купить модульную картину с Эйфелевой башней. Подскажите, где можно такую купить?

[info]verunechka (verunechka)
Летний отпуск

А куда Вы собираетесь летом в отпуск? Хочется посетить какую-нибудь красивую страну. Увидеть что-то необычное. Я была в Крыму ни раз, в Черногории, Сербии, Чехии, Турции, Индии. Куда стоит поехать теперь? Собираемся с мужем в августе в отпуск.

[info]maryssya (maryssya)
Рабочее место

Вызвал нас вчера к себе начальник и сказал, что он просматривал личные дела и оказалось, что у многих нет какого-то там минимума по охране труда и пожарной безопасности. Сказал – получить. Это что вообще такое и зачем?

[info]sunnysay (sunnysay)
Виза для гражданина Греции

В Россию собирается приехать моя интернет-подруга, гражданка Греции. Есть ли какие-то особенности в процедуре получения визы?

[info]vesenneenastroenie (vesenneenastroenie)
Сломался телефон

Сегодня мой ребенок уронил телефон, и после этого перестал работать сенсор. Сам телефон работает, горит. Звонки, сообщения поступают. Но на прикосновения не реагирует. Подскажите, что делать? Может у кого-то была такая ситуация?

[info]milayaledi (milayaledi)
Годовщина свадьбы

У нас с мужем скоро годовщина свадьбы. Хочу устроить ему какой-нибудь романтический сюрприз, но ничего не приходит в голову. Либо банальные идеи. Подскажите, что Вы планируете делать на годовщину или другие праздники? Очень благодарна буду за советы! Поездки за границу или еще куда-либо на пару дней не предлагайте, у нас маленький ребенок. Оставить можем на денек только.

Мы живем в такое время, когда работой на дому никого не удивишь. Владельцы собственного бизнеса, переводчики и журналисты-фрилансеры, мастера хэндмейда – сегодня все больше людей работают (и творят!) дома. Так что домашний кабинет – это уже не роскошь, а необходимость.

Оборудовать личное «рабочее пространство» можно в отдельной комнате или занять несколько квадратных метров в гостиной, кухне, спальне. Отличная идея – устроить домашний кабинет в утепленной лоджии. От размеров кабинета зависит набор мебели. Чем больше пространство, тем интереснее меблировка. Но стандартный набор мебели для домашнего кабинета – рабочий стол, стеллаж (или полки), кресло.

Стол – это центр домашнего кабинета. Он может быть роскошным и статусным, выполненным из натурального дерева (дуба, американского ореха, бука) или более скромным из МДФ или ДСП. Главное, чтобы стол в кабинете был функциональным. Столешница – достаточно большая, чтобы рисовать, чертить, вести записи, работать за компьютером. Высота столешницы – примерно 74 сантиметра (европейский стандарт). Количество выдвижных ящиков может быть любым. Но если их недостаточно, стоит приобрести дополнительные подвесные полки или стеллажи, чтобы разложить по местам бумаги, журналы, органайзеры. Иначе все нужные вещи придется держать прямо на столе, а это создает ощущение беспорядка. Выбирая между открытыми полками и шкафами с дверцами, отдавайте предпочтение последним. Открытые полки вносят в атмосферу элемент неупорядоченности. Исключение можно сделать только для полок в непосредственной близости от рабочего стола – если они будут открытыми, вам будет легче держать нужные документы под рукой в буквальном смысле слова.

Кресло в домашнем кабинете должно быть максимально удобным и эргономичным, чтобы дискомфорт в мышцах не отвлекал владельца кабинета от работы. Поэтому лучший вариант – кресло с регулируемым наклоном спинки и возможностью менять высоту сиденья. Больше всего для кабинета подходят кресла с подлокотниками и подголовниками – они обеспечивают правильное положение тела во время работы и позволяют расслабиться, когда это необходимо.

Рабочее место обычно размещают возле окна. Оправданное решение, ведь для рабочего пространства очень важен правильный свет. Ну а если окна выходят во двор или в парк, вам повезло: ничто так не снижает стресс как виды живой природы. Вот почему сегодня все чаще под домашний кабинет отводят именно лоджию – и естественного света достаточно, и взгляд за окно помогает отвлечься.

Если площадь кабинета позволяет, можно добавить несколько кресел и даже небольшой диван. Во-первых, будет, где принимать коллег и заказчиков, во-вторых, в разгар рабочего дня всегда приятно устроить пятиминутку отдыха и полежать, листая газеты или слушая музыку.

Выбор цветовой гаммы для домашнего кабинета – вопрос серьезный. Цвет воздействует на настроение, он может успокаивать или вдохновлять. Если вам трудно настроиться на рабочий лад, выбирайте для отделки кабинета белый, серый, бежевый, светло-голубой, лавандовый. Если вам не хватает энергии, тогда лучшие цвета для домашнего кабинета – желтый, оранжевый или красный (но в сочетании с нейтральными тонами). Цвет особенно важен, если вы отвели под кабинет часть спальни или гостиной. Именно цвет в этом случае станет способом зонирования, он проведет границу между двумя пространствами с разными функциями. Но если вы отделяете под кабинет часть гостиной или спальни, учитывайте сочетания цветов. Например, если гостиная оформлена в нежных бежевых тонах, для отделки кабинета выбирайте строгий серый цвет или светло-зеленый.

Домашний кабинет всегда отражает характер и род занятий своего владельца. Деловому человеку необходим солидный кабинет для разработки бизнес-стратегий, художнику или мастеру хэндмейда скорее понадобится творческая мастерская.

Классический стиль оформления кабинета – один из самых популярных. Это вариант для тех, кто может выделить под домашний кабинет отдельную комнату. Стены кабинета в классическом стиле обшиваются деревянными панелями, а в качестве предметов мебели используются кресла и диваны с обивкой из натуральной кожи. Стол – большой и солидный, из естественного благородного дерева. Добавьте пару интересных деталей – напольный глобус, картины, часы (а лучше несколько, и пусть они показывают время в разных часовых поясах) – и у вас получится пространство, подходящее как для деловых переговоров, так и для отдыха. Кабинет в современном стиле – это однотонные обои, лаконичная мебель, неброские шторы. Авангардный стиль оформления кабинета предполагает необычное сочетание разных цветов, поэтому вместо обоев лучше использовать краску. С ее помощью стены можно украсить жизнеутверждающими граффити или написать девиз, который будет «подстегивать» рабочий процесс и стимулировать вдохновение. Если кабинет – это пространство для хобби, например, рукоделия, то дизайн можно сделать более «женственным». Обои пастельного оттенка, перехваченные лентами шторы, светлая мебель, удобное кресло и много шкафчиков и ящичков для хранения материалов. Хорошее решение – живые растения. Они делают домашний кабинет более «обжитым». К тому же вид живой зелени радует глаз, особенно когда за окном зима или если окна вашего кабинета выходят на оживленную трассу.

Какой бы стиль оформления кабинета вы ни выбрали, очень важно продумать систему освещения. Оно должно быть комбинированным: верхний свет для освещения всего помещения в целом и настольная лампа как отдельный источник света рядом с компьютером.

Как видите, оборудовать кабинет дома не так уж сложно. Главное, чтобы в интерьере сочетались функциональность и комфорт – и тогда работа на дому всегда будет в радость.

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]marina5 (marina5)
Уверенность и неуверенность в себе

Неуверенность в себе – это страх унижения, порождающий нерешительное и боязливое поведение. Это – «эхо» глубинного чувства, что с нашей персоной, да и с нашей жизнью что-то кардинально не так – словно глубокая трещина, разросшаяся на теле души, как страшный, уродливый изъян, демонстрирующий собственную коренную дефектность. То есть это такое чувство, словно в самой основе души заложен какой-то изначальный, неисправимый брак, а потому наша персона – негодная, ненужная и в этой жизни – лишняя. Свободу от этого тяжкого переживания можно назвать естественной уверенностью в себе. Неуверенность в себе зарождается в детстве, когда нет ясности, за что наша наивная персона удостаивается любви, а за что напротив – равнодушия и наказания. За что – мы не знаем, но наше бессознательное делает свой смутный вывод. Любят, значит – хороший, не любят – плохой. Обратите внимание: мы оцениваем не свои качества, не поступки и даже не внешний вид. Эти противоречивые оценки берет на свой собственный счет самая сердцевина личной реальности – наше «я». Сама предпосылка, что наше нутро может быть как-то оценено формирует психическую шкалу возможных измерений – от последнего ничтожества, впитывающего все страдания мира, до божественной звезды, поглощающей преклонения и обожания. Можно представить это в образе термометра, где нулевое деление обозначает нейтральное, естественное состояние, а прочие звенья отвечают за иллюзорные отклонения в сторону худшего и лучшего. «Подключение» этого психического механизма – главная причина неуверенности в себе. Понимание, что собственное «я» может быть оценено, как угодно, порождает закономерную тревогу и гипертрофированную осторожность. Отсюда берет отсчет вся жизненная драма личности, увязшей в бесконечных доказательствах и оправданиях своего права на любовь и уважение. Мы вцепляемся в ослепительный шанс на счастливое одобрение, не подозревая о его монолитной нераздельности с потенциалом бесконечного падения. Эта, встроенная в ум, шкала собственной важности – объем всех возможных фиксаций самооценки. И вся проблема в том, что укрепить самооценку на определенном удовлетворяющем уровне, чтобы не оседала ниже, в целом никому не удается. А до тех пор, пока оценка себя колеблется, как безвольный флаг на ветру, ни о какой уверенности в себе и речи быть не может. В итоге имеем такую чудную картину, где каждое действие может грозить полным и окончательным провалом, а небольшие победы раздувают эго до небес. Претензии могут быть царскими, а решительности – как у младенца. Откуда в таких драматичных обстоятельствах взяться спокойной уверенности в себе? Компенсация неуверенности На вершине психической шкалы собственной важности – идеалы – все высшие пределы личной реализации, на которые нацеливаются наши фетиши: влюбленности, мании, фанатизм, перфекционизм, преклонения – эти явления одного порядка. Мы вцепляемся в идеалы, полагая, что делаем выбор лучшей жизни, но практически таким образом лишь укореняемся на психической шкале, противоположный полюс которой сулит сильнейшие страдания. Как правило, и обретение уверенности в себе нас интересует лишь, как возможность, не отрываясь от шкалы важности, приблизиться к ее высшей полярности и почувствовать себя звездой, реализовавшей свой идеальный вариант жизни. То есть, мы устремляемся не столько к исцелению от неуверенности в себе, сколько надеемся ее компенсировать золочеными костылями высокого самомнения. Представьте узника, сидящего в темнице без дверей и охраны. Он мечтает о свободе, о цветущих лугах у подножий заснеженных гор, но продолжает свою темницу украшать и комфортизировать, чтобы публика оценила его «успехи». Так же и мы, пытаясь решить проблему неуверенности в себе при помощи любви и уважения важных людей, лишь укрепляем потенциал собственного унижения. Компенсация неуверенности внешними фетишами – это не ошибка, а вынужденная мера, с которой каждый знаком на опыте. Для душевного здоровья самоутверждение надо бы не подавлять, а исследовать на практике, чтобы пресытиться «болезнью» и получить «иммунитет», а не очередную ханжескую гримасу. Бесполезно отбрасывать чувство собственной важности, начитавшись умных текстов. Все волевые попытки стать проще и уверенней – ни что иное, как продолжение старой игры самолюбия. Раньше градус на шкале важности повышался понтами, теперь – избавлением от них. В этом смысле неприкрытые понты – куда честней. И все же, целесообразно понимать – самоутверждение «лечит» не болезнь, а ее симптомы. Поэтому не стоит путать естественную уверенность в себе с горделивостью и самомнением. Последние от неуверенности не избавляют, а только прикрывают ее «красивыми» масками. На progressman.ru практические методы этой маскировки озвучивались в статье «ЧСВ II». Все они сводятся к внешней демонстрации собственной важности. Неуверенность в себе – это следствие колеблющейся самооценки. Самоутверждение не решает проблему неуверенности, а как наркотик – лишь временно успокаивает «ломку», по итогу усугубляя ситуацию, расширенной амплитудой колебаний градуса собственной важности. Поэтому процесс исцеления проходит по маршруту, где самооценка для начала стабилизируется, приходя в соответствие с реалиями, а после – и вовсе исчезает, как иллюзорная фикция. Хотя бы относительная стабилизация самооценки – дело, куда более простое, чем полное освобождение от этого, встроенного в ум, термометра собственной важности. Поэтому начать можно с простого – с честной оценки реальных способностей и возможностей. Такой реализм сбавляет градус неуверенности, потому что исчезает необходимость напряженно позировать и рисоваться, когда вся правда и так на лицо. Полное избавление от оценивания себя для меня лично, пока – тема во многом теоретическая. Но кое какие проблески есть. Знаю по личному опыту и по наблюдениям за клиентами, что оккупация ума шкалой важности может быть, как минимум заметно сбавлена. То есть переживания о своей неполноценности могут быть сокращены в разы, вплоть до состояний, где приходится уже выискивать психические напряжения, а нутро воспринимается так же просто, как погода за окном. Естественная уверенность Можем ли мы реально оценить эпицентр собственной личности – наше «я», используя мерки «хорошо» и «плохо»? Можем ли мы, вообще, как-то реально себя оценивать, даже не подозревая, кто мы есть? Что такое наше «я»? Как оно может быть хорошим или плохим? В каком-то смысле мы все обладаем врожденной самоценностью, не поддающейся измерению. То есть наше «я» априори не может быть ни плохим, ни хорошим. И самонадеянная важность, и неуверенная ущербность – равнозначно лживы. Даже понимание своей бесполезности в чужих глазах не делает нашу персону бесполезной и плохой «вообще». Но до тех пор, пока ум привязан к шкале важности, он воспринимает галлюцинацию своей ущербности, словно реальный приговор, вынесенный высшей инстанцией существования. Иными словами, личная неполноценность – это не какой-то реальный факт, а только крепкая, иррациональная вера. Мы держимся за эту иллюзию, потому что надеемся на звездный выигрыш высочайшего уровня на шкале важности. Эта тема освещалась в статье о сделке с лукавым. «Плохое» – это не какая-то реальная вселенская данность, а оценка ума – всего лишь мысль о чем-то субъективно лишнем. Невозможно быть объективно плохим человеком. Даже всемирно известные тираны удостаиваются самых неоднозначных внешних оценок. Можно увериться, что ошибки и просчеты – это однозначно «плохо». Но с какой стати? Бывает ли душевный рост без опыта, извлеченного из ошибок и просчетов? Не являются ли в таком ключе ошибки благом? Неуверенность в себе лечится осознанностью и аналитической охотой на частные убеждения о себе и своей жизни. Упор делается на отлов миражей, которые стоят в основе страха почувствовать себя в этой жизни лишним. Отыскивать и обезвреживать их – занятие непростое. Мы против своей сознательной воли обходим далеко стороной собственные страхи, поэтому даже просто нащупать корни неуверенности – это целое искусство. Что я называю естественной уверенностью в себе? Это любые состояния без сковывающего страха унижения. Для примера подходят любые действия, совершаемые спонтанно без всяких сомнений и колебаний. Нужна ли какая-то великая уверенность, чтобы сидеть на горшке у себя дома? Исполняемся ли мы важности, ковыряя в носу? Это просто происходит без всякой подгонки под «правильные» эталоны. Я намеренно взял для примера занятия знакомые всем. А уверенными в себе людьми обычно зовут тех, кто сохраняет спокойствие в ситуациях, где волнение и страх воспринимаются, как общая норма. Как правило, это ситуации, где участвуют оценивающие зрители, в чьих глазах наша персона боится облажаться и потерять личные рейтинги. Поэтому так мало людей могут выступать на публике, брать на себя ответственность, стучаться в закрытые двери, организовывать и вести за собой других. Себя надо бы не оценивать, а исследовать. © Игорь Саторин Статья «Уверенность и неуверенность в себе» написана специально для progressman.ru

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]marina5 (marina5)
Невротик и здоровая личность

В качестве эксперимента и для упрощенного восприятия информации решил не писать одну громоздкую статью, а сделал несколько небольших, где на узких примерах поясняю разницу между невротичным и здоровым отношением к жизни. Как и в прошлых текстах, здесь я всю картинку утрирую и описываю рафинированные крайности, чтобы неявное стало наглядным. Невротикам в статьях уделяю внимания больше, потому что здоровые проявления личности – естественно просты, о них много не скажешь, а невротичные – витиеваты и выражаются, куда многообразней. Предварительные темы: духовность, отношение к ошибкам, пассивность и активность, одобрение и осуждение. Начнем с конца. «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Федор Достоевский, «Преступление и наказание» Главный вопрос невротика – «чего я заслуживаю?» Главный вопрос здоровой личности – «что я могу?», или – «какие у меня есть возможности?» Обратите внимание, оба вопроса ориентированы на достижение желаемой жизни, но подход абсолютно разный. Невротик озадачен своим абстрактным правом на счастье, здоровая личность озадачивается реальными возможностями его достижения. Невротик думает о собственной важности, достоинстве, грехах и заслугах, ориентируясь на которые, пытается определить уготованную участь. Здоровая личность думает о том, что может получить сама, совершая реальные поступки. Невротик уверен, что заслуживает судьбы соответствующей его личной важности и качественности. Если качество собственного «я» высокое, значит, судьба «обязана» радовать. Если качество низкое, приходится либо, опустив руки, мириться с ничтожностью, либо маскироваться, пытаясь убедить себя и окружающих в своей высокой стоимости. Ум невротика загружен перманентной попыткой определить собственные права извне. Если мир благоволит, тревоги временно рассеиваются, а если осуждает, комплексы цветут и плодоносят. Каждый шаг по жизни – испытание на «профпригодность» к существованию. Невротик уверен, что получит тем больше, чем сильней раздуется его важность. По итогу приходится так хитроумно балансировать, чтобы важность в своих же глазах не показалась блажью. Иначе она моментально сдувается до уровня ничтожества. В уме невротика градус самооценки – это такой индикатор «положенного» успеха. Чем выше самооценка, тем сильней чувство собственной важности. Чем сильней чувство собственной важности, тем радостней на душе, потому что иррациональный ум совершенно безосновательно предвкушает «полагающееся» к этой важности счастье. Раздутое эго приписывает себе максимум прав и возможностей, вплоть до откровенно неадекватных притязаний, королевских замашек и репрессивной тирании. НарциссТак, например, самовлюбленный нарцисс, убедившийся в своем величии, невозмутимо принимает чужие блага, как должное. Он чувствует, будто заслужил их, ввиду какой-то личной высокосортности, за которую окружающие «должны» отстегивать. А спокойное равнодушие, и тем более неприязнь в свой адрес, почитает за дерзкую несправедливость. И напротив, человек, убедившийся в своей ничтожности, – глубоко несчастен, и любой признак одобрения принимает за честь. А когда ему улыбаются и благоволят, он и тогда ерзает и мямлит, пассивно ожидая, когда счастье поднесут на блюдечке. Только бы не показаться наглым и плохим. Для здоровой личности вопрос о своей качественности не стоит. Она тоже анализирует и пытается понять, на что в этой жизни можно рассчитывать. Но в расчет берет не чувство собственной важности, а реальные способности, внешние возможности и необходимые для них усилия. А порой поступает еще проще – сразу действует, стучится в закрытые двери, проверяя на практике доступность желаемого. Возможные отказы и возражения встречает невозмутимо, как безличную статистическую закономерность. Из-за чего кажется невротику вопиюще наглой – дескать, «просто приходит и берет». О пассивности и активности невротика я в ближайшее время буду говорить отдельно в новой статье. Такую проверку своих возможностей опытным путем не стоит путать с самоуверенностью нарцисса. Он, поступая «нагло» не проверяет свои возможности, а с апломбом самодура пользуется, как он сам полагает, «законными» элитными правами. И спокойно встречать отказы не готов – принимает их за дерзновенную непочтительность. Невротик избегает неодобрения и отвержения, потому что его нутро предчувствует, как низко после этого падет самооценка, и какой мрачной покажется жизнь. Даже двери закрывающегося перед носом лифта намекают ему на то, что он в этой жизни лишний. Если невротик опирается на абстрактные мистические права, выраженные внешним признанием, то здоровая личность – на реалии. Кто угодно может невзлюбить, оттолкнуть, и в этом нет ничего страшного. Невозможно нравиться всем, а пытаться – и вовсе невыгодно, как ни посмотри. На progressman.ru эту тему я развивал глубже в статье о любви и одобрении. Здоровая личность чувствует себя кем-то вроде уверенного покупателя, и воспринимает жизнь, как безграничную гряду шведских столов с обширным выбором. Не ждет, пока угостят «по заслугам», а берет ответственность в свои руки, и в рамках реальных возможностей активно выбирает то, что хочет. Такой «покупатель» – не ревнивый собственник, а скорей – честный и ответственный партнер по «бизнесу». Ом номНевротик, напротив, подает себя, как товар на рынке. Ожидает, когда его выберут, занимается саморекламой, чтобы набить себе цену, беспокоится не столько о реальных качествах, сколько об имидже и чужом мнении. В роли товара невротик оценивает себя внешним спросом – чужим одобрением и осуждением. Здоровую личность чужое мнение интересует постольку, поскольку лимитирует доступ к конкретным блюдам жизненного общепита. Деструктивная критика со столов не представляющих интереса, не воспринимается, вообще. Конструктивная принимается как полезная информация. В роли товара невротик снимает с себя ответственность за выбор, и отдается во власть более инициативных участников «рынка». Это позиция жертвы, за которую все уже давно решено, и единственный способ как-то повлиять на ситуацию – распушить хвост, чтобы спрос был повыше. Для невротика внешний спрос – то есть, чужое одобрение и критика – это индикатор его дальнейшей судьбы. При таком подходе вся жизнь проходит, словно в преддверии персонального судного дня. Невротик постоянно предвкушает внешнее наказание и поощрение за то, какой он «плохой», или «хороший». Здоровая личность не ждет, пока ее оценят, а выбирает сама желаемый маршрут движения по жизни. © Игорь Саторин Статья «Невротик и здоровая личность» написана специально для progressman.ru

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]marina5 (marina5)
Как полюбить себя

В последних статьях я много говорю о невротиках и неврозах. И очевидно, не всем ясно, о ком речь. А речь – о нас, любимых. Упрощенно, невроз – это самообман, прикрывающий что-то непереносимое: страх, стыд, вину, отчаяние. Как становятся невротиками? Если человеку, как водится, свойственен эгоизм, но личные идеалы рисуют альтруизм и щедрость, тогда не обойтись без ханжества и корыстного «благородства». Если свойственно капризничать и по-детски самоутверждаться, а идеалы рисуют душевную зрелость, то невроз под маской душевного благополучия обеспечен. Если свойственна наглость, а идеалы заставляют быть скромным, тогда, взрывоопасное напряжение становится вечным спутником. Вариантов психического раскола – великое множество. То есть невротик – это человек, вечно из себя кого-то изображающий. Полюбить себя со всеми потрохами, как есть, не может. А потому сам себе сопротивляется, пытаясь стать кем-то другим – «получше». О нелюбви к себе О нелюбвиЧасто встречающийся в популярной психологической литературе призыв полюбить себя в наше время справедливо воспринимается, как посредственное, приторное простодушие. Никто не знает, как это так – взять и себя полюбить – предложение кажется туманным и непрактичным, поэтому вызывает никакую не любовь, а чаще всего – замешательство и даже откровенное раздражение. При этом все вроде бы понимают, что за самой идеей любви к себе стоит что-то основополагающе важное. В недавней статье я уже говорил о том, что все мы любим не просто так, а по какой-то причине. Даже прекрасные и любимые люди радуют нас ограниченный лимит времени, после которого наступает «переедание». Мы любим окружающих в меру и к месту. То есть, пока человек нас радует, мы его принимаем, а если огорчает, в нашей руке есть два излюбленных «козыря» – мы пытаемся человека переделать, либо сбегаем. С внешним миром перекройка чужих мозгов и побег прочь проворачиваются не то, чтобы гладко, но в общем, относительно просто. Хлебом не корми, дай только возможность намекнуть на чужую неправоту, чтобы человек в угоду нашим ожиданиям менялся в «лучшую» сторону. А если не получается, все в порядке, можно задрав хвост, хлопнуть дверью и сбежать. То есть нелюбовь к окружающим – не самая великая проблема. А вот, когда дело касается нашей персоны, все оборачивается, куда драматичней. Как и в нелюбви с окружающими, по отношению к себе мы практикуем те же два метода – переделывание себя и побег от себя же. Взять и поменяться, чтобы с самим собой стало комфортней и веселей особо ни у кого не получается. Все попытки сводятся к мытарствам и самобичеваниям. Второй вариант – сбежать от себя нелюбимого оборачивается настоящим адом. Самоотчуждение, неприятие и отрицание себя – это самая основа всех психических страданий. Поэтому психологи и предлагают себя полюбить. Здесь и сейчас. Без всяких условий и оговорок. Как бы по праву рождения. Вот только толком никто не объясняет, как это сделать и что, вообще, значит такая «любовь». Популярные советы Бесполезные советыВ популярной психологической литературе процесс любви к себе объясняется, разве что – как поднятие самооценки. В итоге читатели полагают, что полюбить себя значит стать кем-то вроде самодовольного нарцисса, уверенного в собственном превосходстве над окружающими. Точнее говоря, этот факт не столько полагается и признается, сколько на деле практикуется под грифом душевного оздоровления. А потому и методы соответствующие – всевозможные списки лучших качеств и поводов для самобахвальства, позитивные самовнушения (то бишь аффирмации) и потакание собственным прихотям. Иногда советуют прямо вот так сходу взять и волевым решением полюбить себя, свои качества, свое тело – каждую морщинку и прыщик. В таком же волевом духе предлагают научиться себя уважать и ценить по достоинству, избавиться от самокритики, и начать акцентироваться на позитивных атрибутах. Иногда, чтобы не затягивать, советуют до сказочного простые решения – сразу измениться и стать лучше, чтобы, сделавшись прекрасным и умным себя и полюбить. Почему все это не работает? тшетностьВолевые методы отметаем сразу. Реальные перемены – это, упрощенно говоря, – следствие душевных потрясений и огромной работы над собой. А клиентам, рассчитывающим сходу переделать себя, или окружающих, толковые психологи поясняют, что волшебных пружинок и рычажков, управляющих душевным состоянием, не существует. То есть, конечно, мелкие манипуляции работают, колышут настроение, но глобальных перемен, пока человек до них не дозреет, не приносят. Признак «дозревания» – это четкое, без всяких изворотов и вихляний, желание со своими проблемами разобраться. А самодовольство как метод себя полюбить не работает, потому что приносит не «любовь» к себе, а гордость за себя. При этом поверхностный эффект самоудовлетворения все-таки возникает, потому что гордость временно компенсирует изначальное недовольство собой. Раздувание самооценки на пустом месте лишь раскачивает полярности, по которым то вверх, то вниз мотает чувство собственной важности. В итоге временное самодовольство сменяется закономерным унижением. На progressman.ru я говорил об этом эффекте подробней в статье о гордости. Поэтому любим мы себя в основном примерно так же, как и других – невротично, прыгая из крайности в крайность от самопрезрения до самообожествления. Если обстоятельства располагают для раздувания своей важности – любим, если условия соблюсти не удается и важность сдувается, – чувствуем себя слабыми и никчемными. Любить или гордиться? Любить или гордитьсяВ общем, надо бы различать гордость и любовь. Или иначе – любовь невротичную и здоровую. Эта тема на сайте тоже раскрывалась в одной из давних статей. А здесь кратко повторюсь. Суть любви – это чистое приятие – естественное свойство сознания, свободно проводящего через себя все впечатления. Понаблюдайте за собственным состоянием, когда его не омрачает негодование, тревога, или апатия. Душевные процессы непринужденно текут естественным потоком, озвученные тихой радостью согласия. Поэтому, чтобы любить себя, не требуется никаких искусственных напряжений. Нужно лишь устранить препятствия, которые мешают принимать себя таким, как есть. Или, как говорят на востоке – стереть пыль неведения с зеркала сознания. В таком подходе, как данность принимается предпосылка, что с нашей персоной во всем ее несовершенстве, уже все в порядке. Она не может и не должна быть другой, потому что, как и все во вселенной, следует естественному ходу вещей. Я понимаю, насколько глобально и абстрактно может звучать такая теория. Ведь нашей маленькой личности хорошо известно и понятно, что «правильно», а что нет, она запросто судит о судьбах, как божественный император. При этом толком не замечает, что даже с самой собой – не в силах управиться. Куда уж тут решать за вселенную. Метафорически это выглядит, как бесперспективный спор с Творцом, где маленькая личность протестует против его божественного замысла. Такая убежденность в неправильности протекающей здесь и сейчас реальности диктует вечные «надо» и «должен» – заоблачные планки и эталоны, без которых наша смертная персона любви якобы не заслуживает. Именно несогласие с происходящей жизнью мешает нам принимать и любить себя как есть. Этот мотив неприятия вроде бы направлен на улучшение – в сторону будущего прогресса. Но видимая выгода запросто оборачивается сделкой с лукавым – несбывающейся надеждой на лучшее в вечном «завтра» – гонкой за ускользающим горизонтом, который всегда остается на шаг впереди. Идеалы рисуют красивую жизнь – те самые условия, в которых мы наконец, позволим себе успокоиться в абстрактном будущем. А любить себя здесь и сейчас нам «не за что». Так и живем, надеясь на завтрашний день. До самой смерти. Как полюбить себя? как любить себяСтрадание – это неприятие происходящего, чувство, что здесь и сейчас что-то неправильно, и должно быть исправлено. А если исправить не получается, мы по детской привычке предвкушаем наказание, сдобренное виной и унижением. Любить себя означает просто позволять себе быть собой без надрывных попыток оказаться лучше. Это глубинная, не требующая никаких обоснований, ясность, что наша персона ни в каких «обязательных» переменах не нуждается. Эта «луковица» очищается с поверхности. Для начала, как бы странно ни прозвучало, вполне достаточно согласиться со своей неспособностью стать любящим и принимающим. Далее, по мере поступления, выявляются все личные психические табу, с которых снимается слепой запрет, и устанавливается взвешенное сознательное отношение. В этом, как я сейчас вижу, – одна из главных функций психологического анализа. Самостоятельно охотиться за личными иррациональными убеждениями сложней, потому что неврозы – это наши «слепые зоны», от которых личность бессознательно прячется. И все же самоанализ тоже – вполне реальная практика. Обращать пристальное внимание необходимо на эмоции. За каждой из них стоит своя нелогичная «логика». К сожалению в рамках этой статьи подробно описывать технику самоанализа не представляется возможным. В будущем тему еще буду раскрывать. А пока, общий совет – в любых идеалах сомневаться и думать своей головой. Здесь пролегает одна очень скользкая грань. Пока осторожно скажу, что по итогу душевное здоровье требует снятия всех принудительных психических запретов и «выдачи прав» на собственное взвешенное отношение. Это не означает, что человек тут же становится преступником и социопатом. Дело в том, что психопатология развивается как раз таки на почве жестких запретов и подавления. А психологически раскованная личность, напротив, не копит никакой взрывоопасной озлобленности. И понимая условность всех правил, тем не менее, статистически чаще сама выбирает «гармоничное» поведение без всякой вынужденности, нагнетаемой «надо» и «правильно». То есть, чем от человека меньше требуют любви, тем чаще и естественней она просыпается спонтанно. А иначе, вынужденно, любить невозможно. Как невозможно быть вынужденно добрым, хорошим и щедрым. Чтобы любить себя не нужно как-то специально тужиться. Достаточно признать свои, пускай не самые красивые, но реальные стороны, перестать себя за них ненавидеть, и требовать достижения нереалистичных высот. Поэтому так важна честность с собой. Любить себя значит принимать себя как есть не где-то в будущем, а уже сейчас – со своим неуемным эгоизмом, далеко не «светлыми» мотивами и запутанным нутром – вот этим самым человеком. © Игорь Саторин Статья «Как полюбить себя» написана специально для progressman.ru

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]marina5 (marina5)
Страх ошибок, страх будущего

Все мы думаем о будущем, пытаемся его понять и определить, словно заглядываем в реальное потустороннее окно с тревогой и надеждой. Живем с затаенным вопросом на устах «Что дальше? Ведет ли мой путь к успеху?». Никто ответа не знает, но все надеются и верят. Это и есть наши психические опоры – ожидания и предвкушения, персональные внутренние танцы с бубном над чашей судьбы. И всякий раз, когда «приметы» сходятся, случается «знамение», и ум заполняется предсказаниями. Вот человек что-то выиграл, прилюдно блеснул, обделал все без запинки – и в душе радость, уму мерещится удачное, светлое будущее. А стоит допустить ошибку, споткнуться, проиграть – и приметы с таким же реализмом рисуют будущую неудачливость. Мы видимо просто не умеем жить без будущего, не умеем понимать, что совсем-совсем его не знаем. И потому, чтобы защититься от пугающей неизвестности, обучены «магическому» искусству предсказания своей судьбы по приметам, которые повсюду вылавливаем и стыкуем в узор будущего. Даже мрачные предсказания о грядущем неуспехе нам принимать куда проще, чем тотальную неизвестность следующего мгновения. Поэтому непредсказуемость завтрашнего дня мы завешиваем прогнозами, в которые от чистого сердца верим. Примерно у каждого в голове – армада критериев, по которым ум определяет, какую картину о будущей жизни ему для себя инсценировать. Процесс гадания осуществляется при помощи виртуального идола – эталона «правильности», с которым ум сопоставляет свою жизнь. Если сравнение не в пользу жизни, то предсказания мрачные. Такие расхождения с идолом ум называет ошибками и неудачами. Мы не знаем ни себя, ни своего будущего, в себе не уверены, зато на все сто уверены в критериях некой абстрактной «правильности», которой надо соответствовать. «Надо», иначе приметы сложатся в такой последовательности, когда ум снова поверит в темное будущее. А верит он крепко, безусловно и «свято». Танцы с бубномПоэтому, даже логически понимая всю иррациональность этой веры, мы все равно предчувствуем боль неоправданных надежд – и боимся. А потому стараемся выбирать и оправдывать такую последовательность действий, которая уберегает от «ошибок» – одной из самых ужасных «примет». Иначе встроенный в ум кинотеатр снова покажет ужастик. Мы боимся ошибок, потому что подспудно знаем, во что будем верить после их совершения, когда ум создаст свой очередной трагичный шедевр «о себе и жизни». Поэтому, чтобы не чувствовать себя рядовым профаном, не учиться и не ошибаться, никто не торопится вылезать из зоны комфорта. Там можно спокойно себе на радость играть роль уставшего, познавшего жизнь кухонного мыслителя. Главное – не высовываться. А потом комфорт «почему-то» становится удушливой темницей из собственных страхов. Так происходит, когда сфера желанного кажется закрытой и чуждой, потому что оттуда не исходит одобрительных приглашений. Ум, исповедующий веру в «правильное», знает: стоит потерпеть неудачу – и окажешься нелепым и смешным неудачником, будут показывать пальцем и глумливо осуждать, дескать, «Куда это ты прешь, ничтожество?». Страх ошибок убивает желания и лишает сил, заводя в депрессивную апатию. Этот синдром выученной беспомощности под названием «Все равно ничего не получится» – драматичное творчество, которым ум сам себя разыгрывает. Мы неоправданно сильно боимся ошибок и неудач, потому что они включают холостые обороты умственной пробуксовки в идеях о собственной ошибочности и неудачливости. Успехи и ошибки – это те самые приметы, по которым обученный неврозам ум определяет свою судьбу. Он словно нашептывает себе: «Ошибаются только неудачники». Здесь хочу еще раз подчеркнуть – мы не знаем своего будущего. Совсем-совсем. Мы именно гадаем. И отдельные свои прогнозы, чьи приметы складно сошлись, принимаем за истину, которая воплощается в нашей надежде и безнадеге. Пока самооценка и картина будущего зависят от частных успехов и ошибок, они колеблются, как биржевой тренд в кризисной экономике. И даже когда эго от успехов распухает до исполинских габаритов, действовать все равно страшно, потому что каждый шаг грозит провалом, подразумевающим личный конец света. На progressman.ru этой иррациональной мистичности ума была посвящена недавняя статья о невротичной религиозности. Но, если опустить суеверия и взглянуть на происходящее беспристрастно, достаточно легко понять, что никакого развития в жизни без ошибок не бывает. Мы называем их неудачами, опускаем руки, боимся их, как проклятия, когда на деле именно ошибки дают самые сочные плоды личного развития на жизненном пути. Совершать ошибки – это не просто нормально, а так же естественно, как и все в природе. БЗЦеннейший опыт исходит не от безжизненных теорий, а от реальной практики. Ошибки и есть тот самый реальный опыт, который со всей нагляднейшей ясностью указывает прямо, чему конкретно здесь и сейчас целесообразно уделить больше внимания, чтобы действовать эффективней. Ошибки – это достойная плата за урок, который они же преподносят. И если бы каким-то образом получилось не брать в расчет чувства, то личный ущерб от подавляющей части «ошибок» стремился бы к нолю. Все наши проблемы, в сущности, сводятся к тому, как мы их проживаем, какие картины ум пририсовывает, восторгаясь и ужасаясь собственными творениями. Поэтому то, что мы ошибками называем – сплошная условность – разница между реальностью и выдуманным идеалом. Даже собственную кончину назвать ошибкой можно весьма условно. Персональный конец света, судя по слухам, неизбежен для каждого. В природе все преходяще. Иначе и полет осыпающихся осенних листьев пришлось бы назвать грехопадением. А в повседневных ошибках нет никакого конечного поражения, есть лишь непрерывное обучение, без ошибок невозможное. Все просчеты и неудачи – не признак дремучей тупости и не симптом окончательной неудачливости, а естественное следствие обретения нового опыта в конкретной узкой сфере. По сути ошибки означают, что задача оказалась сложней, чем виделась изначально, а потому допущенные просчеты закономерны и позволяют рассмотреть ситуацию глубже и реалистичней. И если взглянуть на жизнь шире, то значительная часть тех самых личных просчетов оборачивается удачей. В этом смысле, величайшие ошибки – это требование от себя безупречной безошибочности и увиливание от развития из страха ошибиться. Мы можем думать о будущем, предвкушая реализацию планов. Но даже повторяющиеся просчеты и неудачи – не причина опускать руки и валиться с ног, а только повод – аккумулировать полученный опыт. © Игорь Саторин Статья «Страх ошибок, страх будущего» написана специально для progressman.ru

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]marina5 (marina5)
Страх ошибок, страх будущего

Все мы думаем о будущем, пытаемся его понять и определить, словно заглядываем в реальное потустороннее окно с тревогой и надеждой. Живем с затаенным вопросом на устах «Что дальше? Ведет ли мой путь к успеху?». Никто ответа не знает, но все надеются и верят. Это и есть наши психические опоры – ожидания и предвкушения, персональные внутренние танцы с бубном над чашей судьбы. И всякий раз, когда «приметы» сходятся, случается «знамение», и ум заполняется предсказаниями. Вот человек что-то выиграл, прилюдно блеснул, обделал все без запинки – и в душе радость, уму мерещится удачное, светлое будущее. А стоит допустить ошибку, споткнуться, проиграть – и приметы с таким же реализмом рисуют будущую неудачливость. Мы видимо просто не умеем жить без будущего, не умеем понимать, что совсем-совсем его не знаем. И потому, чтобы защититься от пугающей неизвестности, обучены «магическому» искусству предсказания своей судьбы по приметам, которые повсюду вылавливаем и стыкуем в узор будущего. Даже мрачные предсказания о грядущем неуспехе нам принимать куда проще, чем тотальную неизвестность следующего мгновения. Поэтому непредсказуемость завтрашнего дня мы завешиваем прогнозами, в которые от чистого сердца верим. Примерно у каждого в голове – армада критериев, по которым ум определяет, какую картину о будущей жизни ему для себя инсценировать. Процесс гадания осуществляется при помощи виртуального идола – эталона «правильности», с которым ум сопоставляет свою жизнь. Если сравнение не в пользу жизни, то предсказания мрачные. Такие расхождения с идолом ум называет ошибками и неудачами. Мы не знаем ни себя, ни своего будущего, в себе не уверены, зато на все сто уверены в критериях некой абстрактной «правильности», которой надо соответствовать. «Надо», иначе приметы сложатся в такой последовательности, когда ум снова поверит в темное будущее. А верит он крепко, безусловно и «свято». Танцы с бубномПоэтому, даже логически понимая всю иррациональность этой веры, мы все равно предчувствуем боль неоправданных надежд – и боимся. А потому стараемся выбирать и оправдывать такую последовательность действий, которая уберегает от «ошибок» – одной из самых ужасных «примет». Иначе встроенный в ум кинотеатр снова покажет ужастик. Мы боимся ошибок, потому что подспудно знаем, во что будем верить после их совершения, когда ум создаст свой очередной трагичный шедевр «о себе и жизни». Поэтому, чтобы не чувствовать себя рядовым профаном, не учиться и не ошибаться, никто не торопится вылезать из зоны комфорта. Там можно спокойно себе на радость играть роль уставшего, познавшего жизнь кухонного мыслителя. Главное – не высовываться. А потом комфорт «почему-то» становится удушливой темницей из собственных страхов. Так происходит, когда сфера желанного кажется закрытой и чуждой, потому что оттуда не исходит одобрительных приглашений. Ум, исповедующий веру в «правильное», знает: стоит потерпеть неудачу – и окажешься нелепым и смешным неудачником, будут показывать пальцем и глумливо осуждать, дескать, «Куда это ты прешь, ничтожество?». Страх ошибок убивает желания и лишает сил, заводя в депрессивную апатию. Этот синдром выученной беспомощности под названием «Все равно ничего не получится» – драматичное творчество, которым ум сам себя разыгрывает. Мы неоправданно сильно боимся ошибок и неудач, потому что они включают холостые обороты умственной пробуксовки в идеях о собственной ошибочности и неудачливости. Успехи и ошибки – это те самые приметы, по которым обученный неврозам ум определяет свою судьбу. Он словно нашептывает себе: «Ошибаются только неудачники». Здесь хочу еще раз подчеркнуть – мы не знаем своего будущего. Совсем-совсем. Мы именно гадаем. И отдельные свои прогнозы, чьи приметы складно сошлись, принимаем за истину, которая воплощается в нашей надежде и безнадеге. Пока самооценка и картина будущего зависят от частных успехов и ошибок, они колеблются, как биржевой тренд в кризисной экономике. И даже когда эго от успехов распухает до исполинских габаритов, действовать все равно страшно, потому что каждый шаг грозит провалом, подразумевающим личный конец света. На progressman.ru этой иррациональной мистичности ума была посвящена недавняя статья о невротичной религиозности. Но, если опустить суеверия и взглянуть на происходящее беспристрастно, достаточно легко понять, что никакого развития в жизни без ошибок не бывает. Мы называем их неудачами, опускаем руки, боимся их, как проклятия, когда на деле именно ошибки дают самые сочные плоды личного развития на жизненном пути. Совершать ошибки – это не просто нормально, а так же естественно, как и все в природе. БЗЦеннейший опыт исходит не от безжизненных теорий, а от реальной практики. Ошибки и есть тот самый реальный опыт, который со всей нагляднейшей ясностью указывает прямо, чему конкретно здесь и сейчас целесообразно уделить больше внимания, чтобы действовать эффективней. Ошибки – это достойная плата за урок, который они же преподносят. И если бы каким-то образом получилось не брать в расчет чувства, то личный ущерб от подавляющей части «ошибок» стремился бы к нолю. Все наши проблемы, в сущности, сводятся к тому, как мы их проживаем, какие картины ум пририсовывает, восторгаясь и ужасаясь собственными творениями. Поэтому то, что мы ошибками называем – сплошная условность – разница между реальностью и выдуманным идеалом. Даже собственную кончину назвать ошибкой можно весьма условно. Персональный конец света, судя по слухам, неизбежен для каждого. В природе все преходяще. Иначе и полет осыпающихся осенних листьев пришлось бы назвать грехопадением. А в повседневных ошибках нет никакого конечного поражения, есть лишь непрерывное обучение, без ошибок невозможное. Все просчеты и неудачи – не признак дремучей тупости и не симптом окончательной неудачливости, а естественное следствие обретения нового опыта в конкретной узкой сфере. По сути ошибки означают, что задача оказалась сложней, чем виделась изначально, а потому допущенные просчеты закономерны и позволяют рассмотреть ситуацию глубже и реалистичней. И если взглянуть на жизнь шире, то значительная часть тех самых личных просчетов оборачивается удачей. В этом смысле, величайшие ошибки – это требование от себя безупречной безошибочности и увиливание от развития из страха ошибиться. Мы можем думать о будущем, предвкушая реализацию планов. Но даже повторяющиеся просчеты и неудачи – не причина опускать руки и валиться с ног, а только повод – аккумулировать полученный опыт. © Игорь Саторин Статья «Страх ошибок, страх будущего» написана специально для progressman.ru

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]marina5 (marina5)
Мир взрослых детей

Как психолог, пообщавшись по душам со многими взрослыми людьми, знаю твердо – уверенных среди нас нет. Есть только те, кто умело маскируется, изображая востребованную сегодняшними стереотипами уверенность, убеждая в ее реальности не только окружающих, но и себя. Завтра стереотипы поменяются, и будут изображать что-нибудь другое. Среди нас нет по-настоящему взрослых. Женщины ищут себе отцов, чтобы за ними, как за каменной стеной прятаться от непонятной, страшной жизни. С той же целью мужчины, не отдавая себе отчета, мечтают о мамочках, чтобы их каблуками прикрываться от непонимания, что, вообще, со своей жизнью делать. Никто по-настоящему в жизни не разбирается. Но в глубине души, а порой и явно, каждый уверен именно в своей уникальной беспомощности, будто он один боится жизни, а остальные все понимают, живут во взрослом мире, где все само себя разумеет. Всем все «ясно». Каждый в этом «понятном» мире, словно самозванец, которому на самом деле вовсе ничего непонятно. Но проколоться и выдать свою неуверенность означает показать, что ты до этого мира не дорос, ты – ненормальный, недоразвитый. Почти никто не понимает, что душевно взрослых среди нас нет. Поэтому каждый трясется над своей личной неуверенностью, словно над тайной проказой, которую, во чтобы то ни стало надо ото всех скрыть. Почти каждый подспудно верит, что он такой беспомощный трус – один, а остальные живут во взрослом мире, до которого надо суметь дотянуться, показать, что ты его достоин. Но признавать свою неуверенность и беспомощность мы не готовы, потому что продолжаем слепо верить в выдуманный мир достойных, уверенных в себе, взрослых людей, в который положено как-то вписываться. И тогда все будет «ОК». Представьте пьяницу, который, пытаясь показать, какой он писаный красавец, пускается в пляс. Но вместо изящных и ловких движений, у него выходят несуразные, косолапые кривлянья. Так же и мы в попытках дотянуться до эталонов «взрослого» мира, начинаем гримасничать и рисоваться, представляя, как срываем аплодисменты. Тот ликующий тип самоуверенности, за которым обычно охотится личность, по-настоящему может быть достигнут, наверное, какими-то бессмертными божествами, чьи опоры движения по реальности – вечны и нерушимы. Мы же, простые смертные, можем разве что временно имитировать тот идеальный, божественный блеск, упиваясь самоуверенностью, пока «идет карта». Реальная уверенность простого смертного, какой она только может быть, – это согласие с фактами. В глубине души мы все – испуганные дети, оказавшиеся на перекрестке двух дорог – хаоса и неизвестности. Некоторые из нас чувствуют себя чуть старше, но остаются детьми. © Игорь Саторин Статья «Мир взрослых детей» написана специально для progressman.ru При использовании материала обязательна активная ссылка на источник. Адрес документа на сайте: http://progressman.ru/adult/ Другие статьи по этой теме: Дети жизни Уверенность и неуверенность в себе Новогоднее чудо П.С. Из этого и без того небольшого текста, чтобы донести более четко основную мысль, решил вырезать несколько абзацев. Прицепляю их сюда: Никто не знает, как правильно жить, но каждый усиленно тужится, пытаясь этому «правильно» соответствовать. «Не дай бог проколоться». Многих раздражают необычные асоциальные личности. Раздражают на самом деле не потому, что они «плохие» и ущербные, а из зависти, – потому что те настолько «обнаглели», что не считают нужным наравне со всеми тужиться, и нести на своих плечах тяжкое ярмо всеобщей нормальности. Но даже среди неплотно скованных социальными программами личностей, нет абсолютно здоровых и зрелых душою людей. Само понятие здоровья подразумевает нечто целостное, неповрежденное, способное на «правильную» жизнедеятельность. Нигде не колет, не болит, «работает, как часы». В общем, здоровая психика – явление условное и относительное. Она словно миф – все о ней слышали, но никто не видел, не щупал. Тело растет самостоятельно. Его нужно лишь подкармливать. А психика самостоятельно не растет. Психический рост требует опыта, который не лежит общедоступно на прилавках, а добывается подобно метеоритному алмазу – непредсказуемо, каждый раз в уникальных условиях. Потом, психика не развивается равномерно. Можете представить себе взрослого человека с детскими ручками – он выглядел бы аномально. И вот нечто подобное по сути и происходит с нашей психикой. Взрослея телом, мы во многом остаемся детьми душой – капризными и наивными. Чтобы прояснить свою уникальную ситуацию основательней, вы можете пройти со мной консультацию по скайпу. Условия и подробности по этой ссылке. Благодарю тех, кто не ограничился формальными «спасибо», а внес реальный вклад в развитие progressman.ru!

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]marina5 (marina5)
Самооценка субличности

Сегодня попробую обратить внимание читателей на еще один ракурс с которого драма личности, увязшей в доказательствах своего права на признание и уважение, отображается относительно наглядно. Для друзей и близких наша персона может быть любимой, для начальника – мелкой, для обидевшегося партнера – дурной, для посторонних с соседней улицы – ничего незначащей. Является ли она какой-то «вообще» вне узких отношений? И что это (так называемое) «Вообще» за субстанция? В прошлых статьях о самооценке я уже говорил, что наше нутро не может быть оценено в общем и целом. Нельзя сказать объективно, что человек – плохой, или хороший «вообще». Даже святых могут презирать, а тиранов и маньяков уважать в определенных кругах. А для реальности как таковой никто не является ни плохим, ни хорошим, ни сколько-нибудь значимым – это просто нечто происходящее – вариации звездной пыли. А все оценки субъективны и ситуативны. Одна из главных причин неуверенности в себе как раз в том и заключается, что мы верим, будто нашу персону можно оценить не просто субъективно и по ситуации, а глобально, будто есть некая коренная основа личности, причисляемая к конкретному сорту – от низшего до высшего. При таком подходе как раз и делают обобщающие утверждения о себе и окружающих, дескать, «вот, этот человек – вообще, неудачник и ничтожество. А тот, вообще, – хороший и успешный. Насколько легко и непринужденно мы в своем уме клепаем окончательные ярлыки на других, настолько же порывисто и переменчиво оцениваем и самих себя. Когда что-то получается, мерещится, будто «я» – возвышенно и прекрасно. Когда допускаются ошибки, или поведение выходит из рамок идеального, тогда собственное «я» может показаться грешным и второсортным. Так происходит, когда личность представляет собой не цельную структуру, а набор сменных ролей – эдакий букет возможных отождествлений. Это – гурджиевские ложные личности, которых, отождествляясь, мы принимаем за себя. В психологии примерно то же самое подразумевают под термином «субличность». Ложные тождества СубличностиСубличности могут друг другу в корне противоречить. Одно причисляет себя к умным и одухотворенным, другое – к дурным и падшим. Такая смена ролей происходит, например, когда меняется внешний рейтинг. Распространенно при отказе в любви себя чувствуют ненужными и дешевыми, а любви удостоившись, – ценными и заслуживающими удачной судьбы. Когда на «экране» сознания происходит смена транслируемых субличностей, то в какой-то степени меняется все: повадки, жесты, выражение на лице, мысли и состояния – иногда до неузнаваемости. В считанные секунды можно стать потухшим, или напротив – цветущим и самоуверенным – и это не реальная уверенность в себе, а всего лишь на время повышенная самооценка, склонная снова и снова скатываться в яму мрачных отождествлений. Пока в глубинах души сохраняется арсенал противоречащих друг другу субличностей, ожидающих своего часа на троне нашего «я», человек мается от постоянной неуверенности в себе – то ли он «тварь дрожащая, то ли право имеющий». Субличности подобны островкам, на которых временно закрепляется самооценка – и низкая, и высокая. Таящиеся в бессознательном ложные личности с ярлыком низкого сорта могут ощущаться в повседневности, как леденящие душу подозрения на свой собственный счет. Субличности с высоким рейтингом фонят из бессознательного желаниями и надеждами. Когда такие желания осуществляются и надежды оправдываются, тогда позитивное «я» на время становится актуальным тождеством, которое принимается за себя. Обратный откат, как правило, происходит с болезненной ломкой. Большая часть всех наших вращений в реальности происходит как раз в таком лавировании, где негативные унизительные тождества всеми силами избегаются, а позитивные возвышающие всеми правдами и неправдами притягиваются – иногда более-менее реалистично, иногда откровенно за уши. Крайние случаи – Христы, Наполеоны и др. «важные» люди из психиатрических учреждений. Да-да, это все та же старая добрая тема о чувстве собственной важности. Рационализация субличностиПросчеты, ошибки и чужое мнение задевают, когда резонирует с негативными тождествами из бессознательного, словно человека заставляют признать, какое же он все-таки ничтожество. В таком ключе даже нейтральные наблюдения на чужой счет могут внезапно вызвать обиду и злость просто потому, что задевают застарелые раны. Позитивные оценки радуют по аналогичной причине – когда дают шанс проснуться и вступить в силу субличностям, уверенным в своем праве на признание и любовь. Резонанс с ситуацией подключает конкретную роль, которой вроде как присуще происходящее поведение. Неудача подключает внутреннего неудачника, успех – баловня судьбы. При этом очередная субличность изначально функционирует в полном отрыве от действий, которые себе приписывает, и возникает, как последующая психическая реакция на эти действия – рационализация уже случившегося. То есть сначала реализуется поведение и уже после – в сознании возникает образ себя, который это поведение берет на свой счет. Представьте писателя, создавшего две независимые истории – в одной он рисует самодовольного «грешника», почитающего себя за праведника, в следующей – раскаявшегося праведника, который, вдруг, осознал себя грешником из первой истории. Обе личности – поддельные и упускают главное – собственный источник – пространство творческого ума, в котором они возникли. Таким образом и поддерживается видимость ложного единства противоречащих друг другу субличностей. Объединяет их лишь «холст», на котором они друг друга сменяют. Уверенность в себе УверенностьПо мере вскрытия ложных тождеств, нарастает понимание, что любая качественная оценка собственного «я» на уровне «хорошо»-«плохо» – один большой самообман. Оценить можно разве что внешнее поведение, присущее очередной субличности – и то субъективно. Здесь, на progressman.ru я часто говорю о ценности самопознания. Когда знаешь, каков ты есть и на что в этой жизни со своими качествами можешь реально рассчитывать, тогда чужое мнение воспринимается без всяких штыков и праздничных эйфорий – всего лишь мнение – порой, откровенно пристрастное. То есть реальная уверенность в себе – это не повышенная самооценка, а такое основательное и твердое знание себя, которое перестает зависеть от критики, похвалы, частных провалов и успехов. И это не какой-то капризный индивидуализм, а трезвая смелость «судить» о себе самостоятельно. Уже ради этого целесообразно собственное сознание прояснять, чтобы опираться уверенно прежде всего на собственные реалистичные ощущения о происходящем. Иначе получается диковинная ситуация. Для одного оценщика наше «я» – дрянная помеха, для второго – божественный дар. И тогда самооценка пускается в свободный полет, ее штормит и швыряет по крайностям – от кромешного ужаса до счастливого облегчения, словно в поисках окончательной правды о самом себе. Поэтому, когда ситуация все-таки побуждает снова и снова в себе сомневаться и о чем-то переживать, – это явный признак избегаемого опасения на собственный счет. В таком ключе целесообразно перестать себя успокаивать и поглядеть своему страху открыто в глаза. В конце концов «звездной пыли» переживать не о чем – она просто есть. В следующей статье вероятно попробую описать одну несложную практику смирения со своими субличностями, которую на разных этапах предлагаю большинству клиентов. © Игорь Саторин Статья «Самооценка субличности» написана специально для progressman.ru

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий
[info]marina5 (marina5)
Принять себя со всеми потрохами

В статье разъясняю одну необычную, несложную практику, приближающую к миру с самим собой – «практику принятия себя». Выработалась спонтанно в работе с клиентами. Представьте хозяина огромного дома со множеством потайных комнат – в каждой подвешено кривое зеркало, отражающее свою полуправду о жизни. В некоторых комнатах отражение в зеркале настолько жуткое, что хозяин туда уже давно не заходит, заколотил вход досками, а потом и вовсе забаррикадировал весь этаж, стараясь избегать любых маршрутов к нему ведущих. А задерживается только в тех комнатах, где отражение радует и успокаивает. В итоге значительная заброшенная часть собственного дома, словно заполненная призраками, стала чуждой, устрашающей и неизвестной. И вот, примерно то же самое происходит с нашим сознанием. Те уголки нутра, где обитают наши пугающие и презренные «я», мы своим вниманием огибаем далеко стороной, пытаясь утвердиться в идеализированных образах себя. Большая часть всех душевных мук происходит из-за неспособности признавать и принимать себя со всеми потрохами. При этом блокируется часть сознания, а оставшаяся там отверженная жизненная энергия, стопорится и вырождается. Такое самоподавление – это нечто вроде тонких психических спазмов. Чем больше энергии требуется для подавления, тем сильней внутреннее напряжение – причина постоянного фона душевных и телесных недугов. Еще одна аналогия – человек, который по какой-то дикой причине, вдруг, возненавидел собственную левую руку – сначала пометил ее источником всех своих бед, а затем и вовсе отказался признавать, дескать – «к этому убожеству отношения не имею». Спрятал руку в карман плаща, на какое-то время забыл о ее существовании и успокоился. Но жить в таком стеснении себя ему, разумеется, стало неудобно. И дело даже не в том, как много ограничений с таким подходом ему пришлось встретить, а в том, что значительная часть всех его физических и душевных ресурсов начала расходоваться на то, чтобы сохранять эту иллюзию непричастности к собственной конечности. По ночам она снится в кошмарах, а днем создает тревожный фон чудовищных предчувствий и подозрений на свой собственный счет – что-то неявное, позабытое, леденящее душу – совсем рядом. Звучит абсурдно, да? Но вы ведь догадываетесь, что это всего лишь аналогия? Аналогия происходящего со всеми нами. Побег от себя Многие психологические и околодуховные источники твердят, что путь самопознания проходит через вскрытие бессознательного, расширение сознания и распутывание неврозов – узелков личной «кармы». Так, мы все более тонко осознаем и принимаем происходящее – вот эту странную реальность и самих себя. Собственного присутствия в настоящем становится больше, а бессознательные мотивы и механические реакции сокращаются. Буря противоречивых мыслей и эмоций выстраивается в слаженный поток, сознание все меньше захватывается образами, постепенно обнаруживается и нарастает внутренний центр, вокруг которого разворачивается циклон жизни. Подобные практики во многих духовных школах преподносятся, как обязательный стиль жизни. Все же копать бессознательное постоянным напором – занятие не из приятных – слишком сложными для «переваривания», порой, оказываются всплывающие образы. Для личного душевного комфорта работать целесообразно не наобум, а только с теми актуальными переживаниями, которые беспокоят в настоящем. Это могут быть зациклившиеся негативные чувства, или повторяющиеся эмоции, с которыми уже проще взять и разобраться – вывести их на «чистую воду» прямого осознания. Каждая эмоция – это, своего рода, загадка, в которую заложен свой ключ к одной из «комнат» бессознательного. Центральная тема эмоции, вокруг которой закручивается переживание – и есть та самая «запретная» точка, которая избегается. Снова и снова обнаруживаю, что психологические проблемы, с которыми обращаются клиенты – это зачастую эмоционально насыщенный побег от собственных ненавистных тождеств – той полуправды о себе, в которую свято верят, когда очередная ложная личность становится вступившим в силу актуальным «я». Если бегать от призраков из собственного бессознательного надоело и хочется себя уже принять со всеми потрохами, как есть, предлагаю одну простую практику. Практика принятия себя Принять себя Упрощенно говоря, необходимо обнаружить избегаемую ложную личность и какое-то время ей по-настоящему побыть, признать ее в полном объеме. Каким бы унизительным самоощущение ни было, от его влияния можно избавиться лишь полностью, открыто через себя пропустив. Говоря конкретней, для этого необходимо вглядеться в чувство, которое вы на свой счет принимаете и дать ему максимально четкое определение – повесить на ложную личность словесный ярлык. Что вы знаете о себе? Кем себя чувствуете? Чего признавать не желаете? Чего стыдитесь? Что говорит о вас и вашей жизни фон текущих переживаний? Не ищите уместных или красивых слов. Ищите бьющих в цель. Если эмоция от этого усиливается, значит вы все делаете правильно. Когда ярлык найден, например, это – «пустое место», то просто примеряйте его, повторяя раз за разом (можно про себя): «я – пустое место…». Впускайте его в себя, чувствуйте, признавайте с максимальным осознанием того, что именно вы признаете. При таком подходе себя не переделывают и не улучшают, а принимают без всяких оговорок и условий. По мере повторения фразы и осознания того, что за ней стоит, могут прийти новые более точные слова – тогда используйте их. В статьях я избегаю нецензурных выражений. В частной практике иногда к ним прибегаю, чтобы выразить максимально точно происходящее с клиентом. Точные слова чрезвычайно важны – они словно бирки, позволяющие вытащить на поверхность затаившееся в глубинах души. Если фраза попадает в цель, то будет встречена нарастающим внутренним сопротивлением. Но постепенно, спустя минуту эмоциональный заряд растворяется – заколоченная «комната» бессознательного раскрыта, тайна выпущена, больше оборонять нечего. Тогда признание становится нейтральным – просто какой-то информацией. Что при этом происходит? Силы, отнятые на подавление ложной личности, перестают расходоваться и внутреннее напряжение спадает. Другой нюанс – трансформация логики, присущей ярлыку. Пока он подавляется, то в глубинах души звучит примерно так: «я пустое место – и это ужасно». Когда подавляться перестает, то автоматически принимается и весь ужас сходит на нет; вроде как, все в порядке: «я пустое место, просто пустое место». Здесь напомню, что в ярлыках присущих ложным личностям нет никакой окончательной правды о нас – всего лишь пестрый набор противоречивых оценок и мнений. Понимаю, как странно все это может выглядеть, словно предлагают какие-то негативные аффирмации. Но техника никоим разом не внушает ничего нового. Напротив, она позволяет выцепить из глубин души уже заложенное активное самовнушение и его обезвредить. Признание не закрепляет ярлык, а напротив, позволяет от него окончательно отделаться. На многих «подопытных» опробовано, проверено – работает. Практика – не панацея, не замена психологического анализа и созерцательной осознанности, а скорей – одно из рабочих дополнений. Ярлыки Ниже привожу небольшой список негативных прилагательных и существительных (что первое пришло в голову), которые навскидку часто используют для неявного именования чужих и собственных ложных личностей. Можете пробежать глазами, примерить – вдруг, что откликнется. Общие прилагательные: слабый, трусливый, ненормальный, смешной, больной, неуверенный, никому ненужный, злой, жалкий, ущербный, черствый, лживый, кислый, желчный, испорченный, жестокий, тупой, липкий, неприятный, зависимый, завистливый, плаксивый, закомплексованный, мерзкий, невнятный, малодушный, безжалостный, корыстный, мстительный, угодливый, самодовольный, жадный, одинокий, напряженный, падший, противный, зацикленный, занудный, ранимый, грубый, замороченный, напыщенный, невротичный, капризный, истеричный, наивный. Про внешность: толстый, костлявый, кривой, безобразный, дефектный, старый, страшный, грязный, лысый, горбатый, морщинистый, прыщавый, бледный, зловонный, смешной, нелепый, неестественный, аномальный, нескладный. Общие существительные: ничтожество, неудачник, трус, лох, тряпка, дурак, тормоз, овощ, нарцисс, ворчун, самодур, урод, лжец, ханжа, вор, предатель, садист, отброс, фантазер, грешник, алкоголик, наркоман, сектант, серая масса, баба, быдло, брюзга, не мужчина (для мужчины), не женщина (для женщины). Апеллирующие к половой сфере: онанист, импотент, извращенец, девственник, похотливый. Животный мир: обезьяна, корова, свинья, баран, кобыла, олень, верблюд, козел, тюлень, осел, жираф, хомяк, бегемот, страус, цапля, курица, петух, утка, павлин, пингвин, индюк, птенец. Сказочные: гоблин, вампир, гном, хоббит, гремлин, орк, демон, тролль, оборотень, гарпия. Подыскивайте собственные слова. Иногда для точного выражение чувства требуются откровенно нецензурные выражения. Хорошо работают в паре прилагательные с существительными: желчный зануда, одинокий извращенец, больной неудачник, старый тюлень и т.п. Если во время чтения этого текста хотя бы раз улыбнулись – это хороший признак. © Игорь Саторин Статья «Принять себя со всеми потрохами» написана специально для progressman.ru

| Комментариев ещё нет | Добавить комментарий